У смерти женское лицо. И не только лицо...

Одна известная мне феминистка утверждает, что христианская религия совершила окончательную победу над женщиной и над сексуальной свободой, "заменив культ рождающей женщины культом умирающего мужчины". На счет того, что в христианстве, как и в любой авраистичесой религии сильны антиженские и антисесуальные тенденции, она совершенно права. А вот ее рассуждения на счет культа умирающего мужчины, это, я извиняюсь, просто бред сивой кобылы.

Во-первых, культ Христа связан не только со смертью, но и с воскрешеньем. Судя по

всему, он происходит от культа Осириса, который тоже умер и воскрес. Причем в обоих случаях огромную роль в воскресении играли женщины. Труп Осириса собирала по частям его жена Изида. Воскресшего Христа первой увидела его подруга Магдалина, она же первой уверовала в его воскресенье (апостолы ей не поверили, и уверовали, лишь увидев Христа). Эх жаль, что все это опиум и нет ни рая, ни ада, а то туда бы авторов "Молота ведьм", утверждавших, что "фемина" означает "фе минор", то есть "малая вера", да за такую трактовку их там молотом по гениталиям! Чтоб не пороли чушь. Ибо, в соответствии с писанием наиболее верующей оказалась баба! Кстати говоря, женщины действительно в среднем боле религиозны, причины этого скорей всего не биологические, а социальные, однако речь не об этом. Речь о значимой и неотъемлемой роли женщины в пресловутом культе.

Во-вторых, культ смерти действительно есть во многих христианских странах, однако, в каких? В югославских фильмах, связанных с войной почти всегда лучшие герои гибли. Побеждали, но гибли. Будь то фильм про индейцев с Гойко Митичем или о Второй Мировой (если герой оставался живым, значит следовало продолжение, в котором он уже погибал - Зоркого Сокола убили не в "Следе Сокола", так в "Белых волках"). В меньшей степени, но тоже весьма характерно было это и для советских фильмов. Если при просмотре югославского было заранее ясно, что герой умрет в последний момент, то в советских судьба его была под вопросом. В более поздние времена режиссеры научились убивать не всех, а только "проблемных" (симпатичных зрителю, но не идеальных с идеологической точки зрения) героев вроде Маркиза из "Достояния республики" или Верещагина из "Белого солнца пустыни". Впрочем, в том же "Белом солнце" не пощадили и Петруху с Юльчитай. А вот американцы наши фильмы просто не понимали. и не понимают . Они их воспринимают как "фильмы о неудачниках". Их американский герой должен был всех мочить, а сам оставаться живым, произнося свое оптимистическое "No problem!" Не знаю, как они проходят в школах "Гамлета", наверное, вообще не проходят, даже в сокращенном виде. Нет у них культа погибающего героя, есть культ жрущего, потребляющего убийцы. Наши современные фильмы, где герой всех мочит, - просто подражание ихним. Зато в Латинской Америке смерть уважаема. Вспомните мексиканский праздник смерти, почитайте Борхеса...

Иными словами, культ смерти имеет место не в пуританских странах (а именно пуританство довело до логического завершения антиженскую и античувственную тенденцию в христианстве), а в тех странах, где не меньше Христа почитали богородицу (мадонну), где пастухов называли "гаучо" (гаучо по-индейски означает "сирота"), потому что те, зачастую не знали своих отцов, где при разводах ребенка оставляли матери (СССР), где слово "пидорас" (искаженое "педераст", то есть "мужелож" (а мужеложство как массовое явление есть именно порождение сексистского отношения к женщине)) стало ругательством.

Более того, погибший герой тоже по сути дела воскресал, оставаясь в памяти народной. И сплошь и рядом хранительницей этой памяти становилась женщина - мать или вдова погибшего. Что опять-таки заставляет вспомнить про Изиду, Магдалину и деву Марию.

Я вовсе не утверждаю что Мексика, Аргентина, Росия или балканские страны - очаги матриархата. Они все еще как патриархальны. Уже тот факт, что "пидором" считается не любой мужелож, а только "пассивный", уже это говорит о многом. И все же здесь сохранились остатки матриархальных культов и именно с этим связан культ погибающего героя.

Не зря смерть в славянских языках женского рода. И это явление более древнее, нежели христианство. Баба-Яга и Hell (Гелла) - тоже женщины. Кто-то возразит мне, что дескать современные пуританские страны - это страны победившего феминизма. Но феминизм вовсе не идеология женского начала. Это идеология "мужиков в юбках" то есть женщин по рождению, обладающих "мужскими" (с патриархальной точки зрения) качествами. По сути дела феминистки в большей степени мужики, чем сами мужики. Почему, с точки зрения патриархально воспитанного человека "пидорас" (то есть пассивный" мужелож) "хуже бабы"? Да потому, что баба не выбирала кем ей быть, она родилась с влагалищем, а "пидорас" сам своей волей превратил во влагалище свою задницу. Точно так же мужик родился мужиком, а феминистка, родившись бабой, сама себя сделала равной мужикам (опять-таки прежде всего с патриархальной точки зрения, то есть столь же агрессивной, жестокой, рациональной). Трофей всегда считался более почетным, нежели свое. Если бы культ феминизма зародился в древнем мире, его образом стала бы женщина, отобравшая у мужчины фаллос. Добавим, что под видом борьбы за права женщин на Западе процветает все та же борьба с сексуальной свободой.

Последнее весьма важно, ибо в-третьих культ смерти, вернее гибели (ибо речь идет именно о насильственной смерти) мужчины носит ярко выраженную сексуальную окраску. Вспомним "Охоту с вертолетов" Высоцкого ("Вот у смерти красивый широкий оскал и здоровые крепкие зубы"), вспомним валькирий, вспомним, наконец, гурий, обещанных праведникам и прежде всего шахидам.

* * *
Наверное фрейдисты услышав об этом, пустятся в рассуждения о сублимации, об "эросе и танатосе" и будут в чем-то правы. Однако, дело не только в этом. Как известно, с точки зрения примитивного дикаря, жизнь человеку дает женщина (с точки зрения человека образованного, жизнь ребенку дают мать и отец совместно, но вот многие первобытные дикари не понимают или плохо понимают роль мужчины в деторождении и зачастую вовсе отрицают ее*). А значит, и она должна ее отнимать. Как мать-земля, в которую со временем возвращаются все ее дети. Смерть это рождение наоборот, не случайно особо неприятных посылают известно во что, а про умершего в грубой форме могут сказать, что он накрылся известно чем. Более того, для многих племен и верований характерно вообще отношение к рождению и смерти как к чему-то принципиально одинаковому, как просто к перерождению вроде превращения гусеницы в куколку или куколки в насекомое. То, что человек - личинка покойника, придумано вовсе не Пелевиным и даже не Козьмой Прутковым. В это верили и древние эллины и египтяне, а индуисты и буддисты верят и по сей день. Боевым кличем воинов-друзов были слова: "Во чреве матери!" (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D1%80%D1%83%D0%B7%D1%8B) С этой точки зрения становятся поняты и Баа-Яга, и Hell, и женский (!) скелет с косой. И все же смерть может быть не только матерью, но и женой, без сексуальной составляющей не объяснить, ни валькирий, ни гурий. Более того, без нее объектом смерти тоже была бы женщина. Подобно тому, как среди матрешек не встречается мужчин**. Но если добавить в смерть сексуальный аспект, то понятно, что умирать надо будет либо мужчине, либо женщине-лесбиянке. Поскольку подобных меньше, чем мужчин, выбор очевиден. Впрочем, умирать может и женщина. И мучениц женского пола в том же христианстве хватает. Про задушенную Юльчитай мы уже упоминали.

Если уж в чем и проявился антиженский и античувственный характер авраизма, так это в том, что за авраистскими покойниками вместо женщин-валькирй прилетают евнухи-ангелы***. А также в том, что смерть мужчины от руки женщины (а тем паче смерть во время совокупления) стала считаться позорной.

А потому в корне неверно противопоставлять умирающего мужчину рождающей женщине. Это партнеры. У смерти женское лицо. И не только лицо, но и тело. Ибо только на женском теле есть тот орган, которым "накрывается" умерший.


___________________________________________________________
*Не случайно, при переходе к патриархату у многих племен появляется так называемая "кувада", обряды, которые должен соблюдать будущий отец, таким образом "принимающий участие" в вынашивании и рождении ребенка (что должно давать ему право на ребенка, которым ранее обладала только мать).

**Для тех, кому матрешки покажутся явлением чересчур новым, сошлемся на наскальные рисунки. На одном из таких рисунков схематично изображена цепь рождающихся и одновременно рожающих женщин (у каждой видны лишь туловище и раздвинутые ноги, между которыми появляется на свет новое туловище с раздвинутыми ногами и так до бесконечности).

***Слово "евнух" в отношении ангелов (которые бесполы) не только уместно, но и по сути дела применялось в Византии. Вернее, там наоборот евнухов называли ангелами.



Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...