Я пришёл к тебе с приветом - очерк

Знаменитая фраза: "Я - от Иван Иваныча" была нужна не только в застойные годы и не только для того, чтобы что-то достать.

Весной 2015 на одной КСПшной тусовке, организованной клубом "Автограф", один гость, или вернее, одна гостья пригласила всех на концерт с участием Александра Евстигнёва. Есть такой бард и как большинство бардов сочиняет он только музыку на чужие слова, а сверх того у него была школа-студия, где он обучал народ технике исполнения бардовских песен. Я об этой школе знаю потому как сам в ней поучился. В самом конце 80-х. Трудно придумать более странное сочетание чем я и эта школа, но речь не об этом. Я подошёл к гостье и сказал, что на концерт я прийти не смогу, но Евстигнееву от меня привет. Она как-то странно посмотрела на меня и сказала, что-то вроде того, что так и быть, постарается передать, но вообще-то...

- Да просто он мня знает, - пояснил я.

- Ну, он много кого знает, - со скептической интонацией заметила собеседница.

Мне её реакция показалась странной. Почему бы не передать привет от знакомого человека? Тем более, что последний раз перед этим я видел Евстигнеева в начале 00-х. И только уже идя домой, я вспомнил случай, который мне всё объяснил.

Было это ещё тогда, когда мы с Колей Прилепским обучались у Евстигнеева в его школе. Коле та школа дала гораздо больше, чем мне, хоть и мне она тоже что-то дала, пускай, не совсем то или даже совсем не то, чего добивался Евстигнеев. Как бы то ни было, но в один прекрасный день Евстигнеев предложил нам съездить поучавствовать в каком-то конкурсе, о котором он узнал. Что мне, что Коле претят подобные конкурсы, но ради возможности на людей посмотреть и себя показать, приходится идти на подобные вещи.

Евстигнеев сообщил нам адрес и сказал, что, придя туда, надо будет передать привет Лене Банд. Мы покивали головами.

Туда стараются всяких падл не брать, - пояснил он. - Понимаете?

- Понимаем, - искренне ответили мы, даже не представляя себе, насколько мы далеки от понимания.

По дороге на конкурс к нам присоединился ещё один товарищ по школе. Я уже не помню его имени, помню только, что он, единственный из всей школы, играл не на шести-, а на семиструнке, и что у он имел отменный музыкальный слух, хотя был глух на одно ухо. Вобщем, наполовину Бетховен. При этом он, однако, ничего не сочинял, даже музыку, только исполнял чужое.

Здание клуба мы нашли быстро, и там нас тут же, безо всяких проблем записали в участники конкурса. Всё это произошло так быстро, что мы и не вспомнили про Лену Банд. А наш спутник и не знал о ней, он услышал о конкурсе от нас, а не от Евстигнеева.

Лично я особо не рассчитывал на большой успех. Я знал, что уже давно прошли те времена, когда бардовская песня действительно была авторской, когда многие её отцы-основатели не умели ни петь, ни играть, зато умели сочинять прекрасные песни. К тому времени бардовская песня уже давно превратилась из авторской в исполнительскую, хорошие, интересные слова в ней стали восприниматься скорей как недостаток, чем как достоинство, и меня, за то, что я пою не о мокрых палатках, а о более интересных вещах и при этом использую простые мелодии, неоднократно обвиняли в сходстве с Высоцким. Не знаю, как счас, а тогда в приличной КСПшной тусовке данное обвинение звучало примерно так же, как в приличном кагале - обвинение в крещении. При этом самого Высоцкого КСПшники вроде бы относят к своим, хотя сам он и отрицал какую либо связь с авторами "песенок про дождь". Ну, так и Иисус не в Элладе родился, однако от этого выкрест не перестаёт быть выкрестом. Поскольку я сам никогда не считал себя КСПшником, меня это никогда не смущало, ну, выкрест и выкрест, однако на первые места, естественно никаких надежд не питал.

Действительеость превзошла мои ожидания. Я таки произвёл фурор. Бацая по гитаре и распевая свою, а не чужую песню, что уже тогда было для КСПшников редкостью, я услышал испуганный женский шёпот: "У него только блатные аккорды!" Судя по интонации, с точки зрения шептавшей, блатными аккордвми по меньшей мере вызывают демонов. Возможео я таки занял первое место. От конца.

Следом за мной выступал Прилепский. К тому времени за ним был уже опыт Арбата и школы Евстигнеева, из которьй он выжал всё, что только было можно. К стихам для своих мелодий он всегда был придирчив, а тогда вообще сочинял только на мои, вот их и исполнял. Неудивительно, что пара-тройка бардов, уже слишком маститых, чтобы участвовать в конкурсе, но и не принадлежавшие к жюри, пришедших просто потусоваться и теперь мирно спавших, вдруг проснулись и стали внимательно слушать Прилепского. Моё исполнение на них особого впечатления не произвело, но, как мне обьяснил позднее Коля, барды в моём исполнении слов просто не слышат, по причине полного увядания их бардовских ушей, не выносящих моих блатных аккордов. Тот же Евстигнеев, услышав в исполнении Прилепского те же самые песни, которые перед этим слушал в моём, изумлялся и переспрашивал, кто автор слов, неужели Володя? А ведь он уже слышал их от меня. Слышал, но не услышал. У меня - обратная проблема, я, когда слышу чересчур красивую мелодию, начинаю балдеть и... пропускаю слова мимо ушей. Но барды, понятное дело, были в этом смысле сходны не со мной, а с Евстигнеевым.

Один из них после выступления Прилепского пошёл выражать последнему свое восхищение и общаться с ним. Как человек, знавший среду, бард понимал, что первые места скорей всего уже забиты, но уж в том, что Коля войдёт в первую тройку, почти не сомневался.

К своему великому удивлению он ошибся - Коля не попал даже в первую четвёрку. Затерялся где-то в середине. Зато наш спутник занял второе место. Не из-за сходства с Бетховеном, а потому, что у него в жюри оказался знакомый. Чорт побери, такое жюри.

Евстигнеев был удивлён не меньше того барда. Но узнав, что на Лену Банд мы так и не вышли, он вздохнул и сказал, что-то вроде: "Ну, что ж вы так?" Нам оставалось только осознать своё невежество.

Вот этот случай я и вспомнил, возвращаясь с тусовки "Автографа". И даже подумал, о том, а кто была эта гостья? Часом не та самая Лена Банд? Но потом решил, что для последней она выглядела слишком молодо. Столько лет ведь прошлоэ. Но значение слова "привет", похоже, так и не изменилось.

В декабре того же года я был сбит поездом и в итоге не попал на юбилей Евстигнеева, куда нас с Прилепским звали, потому как валялся в реанимации. Ну, а в 2019 на тусовке, организованной Прилепским, я снова пересёкся с Евстигнеевым. Но передали ли ему привет, я не спрашивал.Так и не знаю, передали его тогда или нет.

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...