Российская империя как эллинистическое государство нового времени

Эллинистические государства составили целую эпоху в античном, да и, как увидим, не только в античном мире. Что же, однако, представляли они из себя, и какова была причина их появления?






ПРОБЛЕМЫ «ЗАПАДА» И «ВОСТОКА»


На каком-то периоде разложение древнего феодализма*, равно как и классического феодализма и развитие рыночного общества неизбежно вступало в противоречие с традициями народного самоуправления. С одной стороны, рынок разрушал самоуправляющуюся общину, рвал старые связи, ломал старые механизмы принятия решений. Уже одно то, какое значение в решениях народных собраний греческих полисов приобрел прямой подкуп, говорит само за себя. С другой – община сопротивлялась и тем самым тормозила развития рынка. Если вспомнить о том, что в Афинах богачи как огня боялись сикофантов и народного собрания, или о том, к каким столкновениям в итальянских коммунах приводили споры между «жирным» и «тощим» народом, если вспомнить все это и многое другое, то прекрасно видно, что разговоры о совместимости или тем более о неразрывности между рынком (в современном смысле этого слова) и народовластием – не более чем либеральная ложь.

Из этой ситуации история знала два пути. Первый идет через установление всевозможных диктатур, тираний, абсолютных монархий. Именно в условиях абсолютизма богачи получают возможность и дальше увеличивать свое богатство, а, следовательно, и чужую бедность, что, в конце концов, ведет к развитию древнего или классического (в зависимости от эпохи) капитализма. Не случайно, именно в Риме античный капитализм достиг своего наивысшего развития.

Правда, наряду с прокапиталистическими были и эгалитарные тирании, тирании, имевшие своей целью уничтожить экономическое расслоение общества, но, увы, ни Клиомен и Набис, ни Иоган Лейденский и Мюнцер долго не продержались, так что этот путь так и остался никем непройденым, да и вряд ли мог быть пройден в тех условиях.

Другой, реально осуществленный путь шел через синтез с восточной (азиатской) деспотией к созданию эллинистического общества.

Азиатская деспотия** (более распространенная разновидность феодализма, нежели древний и классический феодализмы) не знала ни демократии, ни даже того сословия тружеников-воинов, среди которых и существовала эта самая демократия. При азиатской деспотии реально существует два сословия (или вернее – два класса, ибо классовое деление может не совпадать с сословным) – зависимые крестьяне и немногочисленные рабы, между которыми нет четкой грани, – снизу и чиновники, управленцы – сверху. В отличие от классического феодального общества (описанного Марксом), в азиатском далеко не все и даже не большая часть специалистов является войнами. Значительная часть из них это специалисты, прежде всего по орошению и иным хозяйственным работам. Основной или значительной военной силой в этом обществе является крестьянское ополчение, тем менее боеспособной, чем более забиты и бесправны крестьяне (и тем менее контролируемой, чем больше они сохранили способность к сопротивлению и самоорганизации). Это делает азиатское общество неустойчивым как к народным восстаниям, так и к военным переворотам и иноземным завоеваниям. И то, и другое, и третье не только не разрушает экономический базис азиатской деспотии, но и напротив, часто бывает необходимым для его сохранения***, однако «сменяемым» таким образом (то есть, зачастую, просто вырезаемым) верхам от этого не легче.


СИНТЕЗ


Эллинистическое общество – это азиатско-деспотическое общество, в которое искусственно добавлена самоуправляемая община тружеников-воинов. Она абсолютно чужда этому обществу и сама чувствует это, но именно это и делает ее надежной опорой монарха, который дает ей привилегию свободы. Причем опорой, в борьбе и против внутренних врагов и против внешних. Она боеспособна, предана царю и равнодушна или даже враждебна ко внутренним и внешним «варварам», не знающим свободы у себя, и не несущих ее другим. Поскольку в азиатском обществе развития капитализма не происходит, нет и проблем, связанных с противоречием между рынком и самоуправлением***.

Надо сказать, что попытки использовать в качестве опоры монарха (который является необходимой частью азиатского общества и воспринимается как верховный арбитр, как надсмотрщик за обоими классами) некое «инородное тело» не ограничивались эллинистической моделью. Восточные монархи охотно пользовались помощью греческих наемников, в средневековом Египте были мамелюки, а в Порте – янычары. Но именно эллинистическая модель оказалась наиболее жизнеспособной. И не только в странах, созданных на развалинах империи Александра Македонского. С конца XVIII века эллинистической страной можно считать… Российскую империю.


РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ

Россия стала «ни востоком, ни западом» по иным причинам, нежели Эллада или Египет. И мы здесь не будем обсуждать эти причины*****. Скажем лишь, что «единство и борьба» западных и восточных тенденций имели место уже в московском царстве. (если не в Золотой Орде). Попытки создать особый слой, служащий опорой государю, мы видим там же. Если в античных эллинистических государствах эту роль играли греческие гоплиты – граждане полисов, то в Московии – «служилые люди». К таковым прежде всего относились стрельцы, пушкари и иные «служилые люди по прибору». С некоторыми оговорками сюда можно отнести тогдашних дворян и «детей боярских». Близки к ним были и казаки, однако последние все же были аналогом полисных граждан классической Греции (и граждан средневековых коммун), а не полисов эллинистических. Они могли состоять на службе, но воспринимали свою службу как право, а не как обязанность. Точно также греческие наемники могли наняться на службу к персидскому или египетскому монарху, а могли и уйти. Кстати в Московском войске служили и европейские наемники. Эти европейские наемники, служилые люди (включая дворян) и казаки и составляли большей частью московское войско.

Петр I превратил евроазиатскую страну в чисто азиатскую. Слова Пушкина о том, что Петр боролся «варварскими методами против варварства», свидетельствуют не о «противоречивости» Петра, а о глупости Пушкина. Петровская «Табель о рангах»******, упраздняющая потомственную сословность и заменяющая класс потомственных феодалов классом слуг монарха (служба стала непременным условием принадлежности к высшему сословию), фактически заменяющая титул чином, превратила Московию в евразийский Китай. То, что верхи в Российской Империи носили европейскую одежду и европейские прически, а по-немецки или по-французски разговаривали лучше, чем по-русски, только усиливало сходство с Китаем, где при маньчжурах чиновники говорили по-маньчжурски и происходили большей частью из маньчжуров, а при монголах и вовсе набирались из иностранцев (вспомним Марко Поло).

В азиатском обществе не было места ни свободным труженикам воинам, ни даже привилегированным слугам монарха. Поэтому дворян и «детей боярских» Петр слил в одно сословие с боярами (получившее название дворянства), а стрельцов просто истребил. Истребил бы он и казаков (вспомним Батурин, где были перебиты все жители без различия пола и возраста), если бы у него на это хватило сил. Во всяком случае, значительной части донцов (булавинцам) и всем запорожцам пришлось бежать за кордон. Для того, чтоб дотянуться до жителей Терека и Яика, у Петра, видимо, были коротки руки.

После смерти Петра началось постепенное движение России в сторону классического феодализма. На территорию Империи вернулись запорожцы. Булавинцы во главе с Игнатом Некрасой отказались возвращаться, пока в России будут править Романовы. Последней точкой в процессе «европеизации» России стал екатерининский «Указ о вольности дворянства». «Табель о рангах» сохранялась, а значит, и сохранялась возможность повысить свой статус на государственной службе. Однако тот, кто уже дослужился до потомственного дворянства, мог более не обременять себя службой, равно, как и все его потомки. Феодальный класс снова стал наследственным, хотя и остался открыт для притока извне.

Крестьянство отреагировало на это пугачевской войной, потерпевшей поражение не в последнюю очередь из-за колебаний казачества (точно так же, как в Европе крестьянские восстания часто гибли из-за отсутствия поддержки горожан). Однако и сами казаки уже никогда не стали тем, кем они были до Петра. Теперь они не имели право служить, а должны были служить. Теперь казацкое войско создавалось не там, где казаки сами сочли нужным поселиться, а там, где было угодно государю (или государыне). Чтобы не ходить далеко за примерами, назовем в качестве наиболее известных создание из бывших запорожцев Азовского и Черноморского войск, а из части донцов и хоперцев – Линейного, объединение Черноморского и Линейного войск в одно Кубанское, создание Амурского и Уссурийского войска. Точно также эллинистические монархи основывали новые города там, где считали нужным, и селили туда греков. До конца Российской империи позднее казачество было, хотя и не единственным (сохранилась и введенная Петром армия на основе рекрутского набора), но весьма важным инструментом защиты, как от внешних, так и от внутренних врагов. Платой за это было, прежде всего, привилегированное положение казачества относительно русского и «инородческого» крестьянства. Учитывая, довольно широкий спектр эллинистических обществ, одни из которых были ближе к «Востоку», другие – к «Западу», вполне можно отнести к таковым и Российскую империю, начиная с Екатерины, и Московское царство.


ФИНАЛ

Античные эллинистические государства были завоеваны Римом. Россию погубило развитие западного капитализма. Благодаря порожденному капитализмом военному могуществу капиталистических стран, некапиталистические должны были либо признать их гегемонию, либо самим встать на путь догоняющего индустриализма. Россия пошла по второму пути.

На развалинах Российской империи возникли новые государства, одни из которых существуют до сих пор, другие просуществовали недолго. Среди последних была и Ташкентская республика, присоединившаяся к РСФСР, когда та достаточно окрепла. Автор этих строк не настолько компетентен, чтобы судить об отношениях в Ташкентской республике, но то, что он слышал, дает ему возможность допустить, что ее тоже можно было отнести к разряду эллинистических, в последнем случае, роль привилегированных воинов в ней играли горожане, прежде всего русской национальности. Вплоть до присоединения к РСФСР, в республике сохранились такие вольности как выбор армейского комсостава.

Правда, может быть и так, что Ташкентскую республику стоило бы связывать с колониями вроде ранних США. Повторяю, я не настолько хорошо знаю об этой республике (скажем прямо, я не знаю о ней почти ничего), чтобы судить о ней. Вообще же эллинистические и государства имеют некоторое сходство с колониями, или вернее колонии имеют некоторое сходство с эллинистическими государствами. Не зря кому-то кажется эллинистическим государством Рим с его провинциями-колониями. Есть, однако, одно существенное различие. В эллинистическом обществе, как и в азиатском, не происходит развития капитализма. Это делает его весьма стабильным до поры, до времени, это же делает его более слабым по сравнению с капиталистическими соседями, приводя, в конце концов, либо к военному поражению, либо к искусственной перемене базиса.
________________________________________________________________________________
* О древнем феодализме и древнем капитализме (точнее, о том, что это такое, и почему «рабовладельческую формацию» следует рассматривать как две вышеуказанных формации см. здесь: http://revsoc.org/archives/2232 ).
** Об азиатско-деспотическом строе и его отличиях от классического феодализма здесь: http://revsoc.org/archives/2224.
*** Там же.
**** Там же.
***** Подробнее об этих причинах здесь: http://revsoc.org/archives/2227 .
****** Тогда слово «табель» было женского рода.

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...