Закон компенсации

  Обалдел я, скрывать не стану я –
когда я ее вновь увидал,
то она была уже старою,
много лет ей было тогда.
И такое у ней было туловище,
руки-ноги и даже лицо,
что ей только работать натурщицей
у какого-нибудь Пикассо
Как червяк, отравленный химией,
ковыляла она по тропе.
А когда-то читали стихи мы ей,
а когда-то я песни ей пел.
Но прошли с тех пор десятилетия.
Это ей теперь не грозит.
Так проходит великолепие.
Мунди глория сик транзит.
Осознал давно уже четко я:
время, сволочь течет и течет.
Я и сам чуть красивше чорта счас,
А ведь был я красив как чорт!
И сменили стены с заборами
те леса, поля и пруды,
где скрывался с подругой от взоров я,
где гонял я в детстве плоты.
Тут соседская внучка сказала мне:
«А ты правда старше чем дед?
А ты виделся с динозаврами?»
С динозаврами – уже нет.
Но я много видел из прежнего.
Я в другом государстве жил.
И действительно видел Брежнева,
когда тот еще сам ходил.
Я видал крушенье империи
и гражданскую мини-войну –
баррикады на ней строил первые,
у обеих сторон был в плену.
Революции – вещь не частая,
но однако все-таки я
ухитрился в двух поучаствовать –
ни одна не была моя.
Я уже наследил в истории,
но упрямо держу свой шаг.
Я уверен. Что сдохну стоя я,
на ходу прекращу дышать.
Пусть ручьи с меня пота льются, но
еще хватит меня всего
и на новых три революции,
и на десять гражданских войн.
Мои действия не закончены,
Неприемлема мысль о конце,
потому что охота очень мне
наконец достать свою цель.
Потому что дела свои разные
до конца не довел ничерта.
Потому что стыдно мне, граждане,
помирать, не заняв пьедестал.
И покуда все так, как счас оно,
мне в покое не умереть.
А она, наверное, счастлива –
все достигнуто, можно стареть.
Наслаждайся спокойствием, милая,
я же радости этой лишен!
Но зато до последнего мига я
буду ловок, быстр и силен.
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...